Энергетическим Икарам нашего времени посвящается

В «Моление Даниила Заточника» (конец XII- начало XIII века) читаем: «...а иный летает с церкви, или с высокие полаты, паволочиты (шелковые) крилы имея…».

От эпохи Ивана Грозного сохранилась легенда, что в 1565 году, во время пребывания царя в Александровской слободе, боярский холоп Никита Крякутный во всеуслышание объявил, что полетит в небо, как птица. Он смастерил деревянные крылья из дерева, к которым при помощи воска прикрепил птичьи перья. В назначенный день он сиганул вниз с Распятской колокольни и даже будто бы перелетел высокую стену, приземлившись на берегу реки Серой.

Это все предания и легенды, а что сейчас...в электроэнергетике?

Изначально идея создания общностей, подобно описанных в постановлении, рассматривалась в качестве эффективного способа интеграции энергетических производственных комплексов в текущую модель энергетического рынка Российской Федерации, как прогрессивная мера, направленная на повышение эффективности функционирования отечественной электроэнергетики и развитие бизнес моделей, основанных на принципах конкурентных недискриминационных отношений между всеми участниками рынка электроэнергии, в том числе с субъектами распределённой энергетики.

В итоге, из, условно выражаясь, дерева, клея, палок, воска, птичьих перьев и под чутким надзором регулятора электроэнергетики у нас вышла "экая невидаль". Цель создания чего вполне чётко описано в пункте 4:
Screenshot_2png
Помните, у нас есть закон о развитии систем учёта электроэнергии, обосновывая который инициаторы в качестве аргументации объясняли, что установка дорогих "интеллектуальных" систем учёта (ИСУ) отобьётся экономией на потерях. Здесь не буду в очередной раз комментировать. Напомнил для того, чтобы читатель понимал уровень аргументации, так как история с управляемым интеллектуальным соединением (УИС) это те же грабли, но только с короткой ручкой.

То есть, как в истории с ИСУ этот проект не про создание условий для эффективной эксплуатации потребителями своих энергетических объектов, это про создание квази-рынков для "заделов", "поддержки" и пр. за счёт роста затрат потребителей и не снижения выручки "энергетиков".

Из второго критерия следует, что если в реестр включится хотя бы 2   ̶с̶у̶м̶а̶с̶ш̶е̶д̶ш̶и̶х̶  участника, и один одумается и выйдет, то критерий сработает.

Третий же критерий не требует для его достижения создания этой "некой невидали". И не требовало принятие этого постановления. Потому что потребители успешно реализуют этот механизм управления нагрузкой и сейчас, тем более, что у нас есть уже пилотный проект по ЦЗСП и агрегаторам нагрузки.

Даже внутри документа есть грубые противоречия: критерием является снижение потребления в часы пиковой нагрузки, при этом документом обеляется идея введения оплаты максимальной резервируемой мощности, по сути, наказания потребителей за снижение нагрузки дополнительным платежом.

Какие могут быть прогнозы относительно вероятности участия в этих пилотах кого-то из потребителей? Ведь нашёлся кто-то в конце XII- начале XIII века, решивший полететь и боярский холоп Никита Крякутный сам же сиганул, пишут, даже немного пролетел. Я лишь хочу предупредить возможных участников не забыть постелить, хотя бы, солому.

И вот почему.

В постановлении к объектам по производству электрической энергии и энергопринимающим устройствам потребителей предъявляются требования по выполнению ряда условий.

Определяется, что только один из объектов АЭК должен иметь точку присоединения к электрическим сетям сетевой организации, все объекты активного энергетического комплекса должны иметь между собой электрические связи через объекты электросетевого хозяйства, не принадлежащие сетевой организации, а регулирование производства и потребления электрической энергии (мощности) в АЭК осуществляется с применением управляемого интеллектуального соединения АЭК.

Условие по регулированию производства электрической энергии в АЭК посредством применения УИС является избыточным и ведущим к дополнительным расходам субъектов АЭК. Понятно же почему?

Для обеспечения безопасной и оптимальной работы оборудования и выработки электрической энергии требуемой частоты на электростанциях используются системы автоматического управления (САУ). Указанные САУ электростанций предназначены для выполнения функций управления, регулирования, контроля и защиты, обеспечивающих длительную безаварийную работы предлагается продублировать УИС.

Исходя из оценки стоимости 1 УИС на предполагаемых параметрах, возможных для формирования АЭК, в 95,5 млн рублей (ПС 110/10 кВ, подключение-транзитная, два ввода 110 кВ, собственная генерация 24 МВт, РУ-10 кВ - 4 фидера, 10 потребителей - 10 фидеров 10 кВ.), можно сделать вывод о заградительной функции указанного требования в отношении возможного участия в функционировании АЭК потребителей и субъектов электроэнергетики (можно и поспорить, так как у последних есть тариф, который "всё стерпит").

Screenshot_1png

В нормативный оборот вводится новое понятие «разрешённая мощность», которое вступает в юридическое разногласие и противоречие с установленным постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 №861 понятием «максимальная мощность». Введение понятия «разрешённая мощность» создаст юридико-лингвистическую неопределённость, связанную со сложностью определения величины мощности в пределах которой сетевая организация принимает на себя обязательства обеспечить передачу электрической энергии, так как «разрешённая мощность» равно, как и «максимальная мощность» определяет величину мощности, являющуюся существенным условиям договора оказания услуг. Таким образом, указанная норма устанавливает для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения норм, что имеет коррупциогенный характер.

Вводится понятие «управляемое интеллектуальное соединение активного энергетического комплекса». При этом не раскрываются функции указанного устройства. В связи с чем не представляется возможным однозначно определить состав оборудования, соответствующий описанному устройству, а также уровень возможных требований, предъявляемых к его работе. Указанная недоработка позволяет максимально широкого трактовать пределы правоприменения данного понятия, а к субъектам отношений применить дискриминационные требования по исполнению обязанности по установке УИС, вытекающего из постановления, что создаёт для субъектов АЭК риски коррупционного характера.

Разрешённая мощность определяется в соответствие с актом допуска устройств и компонентов УИС АЭК. Соответственно, по аналогии с понятием «максимальная мощность» в котором указанная величина определятся на основании документов о технологическом присоединении, акт допуска устройств и компонентов управляемого интеллектуального соединения активного энергетического комплекса также должен определять состав энергопринимающего оборудования, обуславливающего величину мощности. Однако указанный акт допуска не определяет состав энергопринимающего оборудования, а только лишь подтверждает допуск установленных устройств и компонентов УИС АЭК в эксплуатацию. Таким образом, указанная норма содержит неопределённые условия коррупциогенного характера.

Есть также нюансы с согласительными процедурами с сетевыми организациями, гарантирующими поставщиками. Но здесь не об этом.

При проектировании электросетей учитывается, что разные категории потребителей пользуются электроэнергией и сетевыми мощностями неравномерно в течении суток, поэтому, чтобы избежать дублирования инфраструктуры и двойных расходов, одни и те же мощности одновременно используются для энергоснабжения разных потребителей, этот фактор обязательно учитывается при проектировании и строительстве сетевых объектов в виде так называемого коэффициента одновременности, учитывающем совмещение максимумов нагрузки.

Однако постановление исходит из того, что разрешённая мощность АЭК не может быть меньше суммы максимальных мощностей всех энергопринимающих устройств и объектов по производству электрической энергии, указанных в документах о технологическом присоединении. Указанное положение технологически и экономически не обосновано, базируется на ошибочном представлении о функционировании электросетевого комплекса и ведёт к бумажному завышению разрешенной мощности, что приведёт к росту расходов субъектов АЭК.

Из постановления следует, что участие в эксперименте подразумевает направление в отношении АЭК заявки на технологическое присоединение в связи с увеличением мощности ранее присоединенных устройств участников АЭК и как следствие внесение дополнительной платы за технологическое присоединение (как минимум по ставке «на бумагу»). При этом реальных изменений величины мощности технологического присоединения указанное положение и действия им обусловленные не вызовут.

Согласно пункту 1 статьи 26 Федерального закона технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам носит однократный характер. Таким образом, указанная норма создаёт условия по отношению к субъектам АЭК, понуждающих их к обращению в ТСО за новым технологическим присоединением в отношение оборудования уже присоединённого в надлежащем порядке к электросетевому хозяйству, что противоречит Федеральному закону.

Обязанность сетевой организации по передаче электрической энергии в отношении субъектов АЭК определяются в пределах величины разрешённой мощности, определённой в акте допуска УИС АЭК в эксплуатацию. Указанная норма противоречит одному из базовых критериев сбалансированности системы тарифного регулирования, которым является совпадение способов определения тарифной базы и базы для финансовых расчетов.

Одновременное введение двух понятий – «разрешенной мощности» и «разрешенной мощности АЭК» с сохранением действующих норм раздела V Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг абсурдно по своей сути. Это будет приводить к разбалансировке расчета котловых тарифов в регионе проведения эксперимента, а также будет являться инструментом манипулирования со стороны ТСО заявляемыми регулятору тарифными базами и позволит извлекать необоснованную тарифную выручку.

Постановлением определяется диспозитивная норма ограничения подачи электрической энергии потребителю (при его согласии). При этом основы регулирования отношений, связанных с введением полного или частичного ограничения режима потребления электрической энергии потребителями электрической энергии определенны постановлением Правительства РФ от 04.05.2012 №442 и несут императивный характер.

Величина разрешенной мощности АЭК и величина разрешенной мощности участника АЭК не может быть изменена в сторону уменьшения в течение всего срока проведения эксперимента. Указанная норма противоречат нормам статьи 5 Федеральный закон от 26.03.2003 года №35-ФЗ «Об электроэнергетике», определяющим основные принципы организации экономических отношений и государственной политики в сфере электроэнергетики: свобода экономической деятельности в сфере электроэнергетики и единство экономического пространства в сфере обращения электрической энергии с учетом ограничений, установленных федеральными законами; обеспечение недискриминационных и стабильных условий для осуществления предпринимательской деятельности в сфере электроэнергетики и др.

В силу наличия в постановлении положений, вводящих избыточные обязанности, запреты и ограничения для потребителей электрической энергии, желающих образовать активный энергетический комплекс, прошу внимательно подумать о рисках дополнительных расходов и целесообразности участия в регулируемых постановлением отношениях.