Ценозависимое снижение потребления как мера оценки уровня конкуренции в электроэнергетике

Важно. Ценозависимое потребление электроэнергии (ЦЗП) не равно demand responce. Demand responce в дословном переводе с английского "реагирование спроса" или "ответ спроса", но не "управление спросом". "Responce" - ответ, реакция, отклик, но не управление. Таким образом, русифицирование явления "demand responce" с "реагирование спроса" на "управление спросом" изменило в нашем понимании его реальное значение и содержание.

ЦЗП - это изменение путём снижения обычного режима потребления электроэнергии в часы функционирования энергорынка с наиболее высокими ценами на электроэнергию, является одним из возможных инструментов реагирования энергосистемы на изменение спроса на электроэнергию. При этом цена на электроэнергию не единственный критерий изменения спроса. Таковыми критериями, кроме непосредственно величины цены, могут быть её изменение во времени, режимы работы энергетического или производственного оборудования, события, влияющие на надёжность функционирования энергосистемы, необходимость сжигание побочных продуктов основного промышленного производства и др.

Важно различать, что может быть "управление спросом", когда ведущая роль принадлежит "системе" и она в зависимости от своих возможностей по удовлетворению спроса односторонне воздействует на его и может быть "реагирование спроса" на явления в функционировании энергосистемы вне зависимости от пожелания "системы": высокие цены, изменение цены, доступность иных источников электроэнергии, изменения параметров качества и надёжности и пр.

Как правило, первый подход свойственен системам, не способным подстраиваться под изменение спроса, в которых прямое регуляторное воздействие на спрос предпочтительнее, чем реализация мер, направленных на повышение эластичности и адаптивности системы под изменение спроса, что характерно для второго подхода.

Такое различие в подходах не случайно. Оно вызвано объективными историческими факторами отсутствия иных инструментов обеспечения надёжного и бесперебойного функционирования энергосистемы. Это было характерно в периоды острого дефицита мощностей, энергетического оборудования и традиционного взгляда на функционирование электроэнергетики. Именно оттуда и сложилось понимание, что основным реализуемым подходом во взаимоотношении между "спросом" и "энергосистемой" может быть одностороннее "управление нагрузкой".

В качестве исторического примера выдержка из Докладной записки зам. председателя Госплана СССР Н. А. Вознесенского на имя И. В. Сталина и В. М. Молотова о положении с электроснабжением и электростроительством в стране от 21 декабря 1937 года в которой сообщается,

В Приднепровье в сентябре 1937 г. были отключены потребители на 70 тыс. кВт., в том числе алюминиевый завод, ферросплавы, полностью электрическая железная дорога. Летом 1937 г. ряд предприятий также ограничивались в потреблении энергии в пределах 50 тыс. кВт.
В Донбассе нет резервов на электростанциях; остановка котлов на чистку, планово-предупредительный ремонт и ревизию ведет к необходимости ограничения и отключения потребителей электроэнергии, что и фактически проводится в Донбассе в пределах 50 тыс. кВт.
По Московской энергосистеме также приходится прибегать к отключению потребителей примерно на 40 тыс. кВт. По Ленинградской энергосистеме в сентябре 1937 г. пришлось ограничивать и даже отключать многих потребителей и устанавливать ряд регулировочных мероприятий по отпуску энергии. По уральской энергосистеме ограничения предприятий составляют до 60 тыс. кВт., причем особенно тяжелое положение на Южном Урале, где расположены важнейшие промышленные предприятия.

476155bd07342921de01a4d472b57465a90cf5a0.jpg

В условиях ограниченных возможностей по обеспечению надежного энергоснабжения, а также отсутствия неволюнтаристских методов регулирования электроэнергетики иного способа управления нагрузкой не было. Отсюда и такое исторически сложившиеся понимание, что "demand responce" это "управление спросом", а не "реагирование спроса", как было уже отмечено выше.

Кстати, совокупные описанные в докладной записке ограничения в 1937 году составили порядка 220 МВт при 8235 МВт установленной мощности всех электростанций, что с учётом КИУМ электростанций в 1937 году в 0,64 (описан также в докладной записке) составляет 4% от общей нагрузки.

185021_original.jpg

Сейчас же, в условиях наличия всевозможных инструментов повышения гибкости и адаптивности энергосистемы за счёт наличия широкого диапазона децентрализованной генерации (от ГПА до ВИЭ), развития накопителей энергии и цифровизации механизм "реагирования спроса" становится наиболее действенным инструментом развития конкуренции в электроэнергетике.

Однако, исторически обусловленное восприятие "demand responce" как "управление нагрузкой"="управление спросом" негативно отразилось на принятом в 2016 году решении (постановление Правительства от 20.07.2016 №699) о запуске в электроэнергетике России механизма ЦЗП. Отразилось, в первую очередь, на уровне конкуренции.

В целом реализация и результаты применения ЦЗП в России можно рассматривать как меру оценки реального уровня конкуренции в электроэнергетике. А её уровень, объективно, очень низкий.

На первый взгляд, кажется, что сказанное выше точно не относится к механизму ЦЗП в электроэнергетике, так как "он ведёт к снижению стоимости электроэнергии и мощности для потребителей и создаёт для них возможность по конкурентному давлению на традиционных поставщиков электроэнергии". Нам так рассказывают.

Но если абстрагироваться от навязываемого мнения и опустить результаты применения ЦЗП (тем более они удручающие и наоборот подтверждают правоту тезиса о низком уровне конкуренции при реализации ЦЗП) и обратить внимание на детали, то картина очень сильно иная.

Screenshot_1.png

Основные факторы, негативно отражающиеся на конкуренции при применении механизма ЦЗП.

  1. Требование по наличию у участника механизма ЦЗП статуса субъекта оптового рынка электроэнергии, которые влечёт существенные процедурные и экономически ограничения на расширения сферы и количества участников ЦЗП.
  2. Из предыдущего пункта вытекает количественное ограничение в отношении возможных участников равное количественному требованию к заявителю для получения статуса субъекта оптового рынка. 
  3. Для получения статуса субъекта оптового рынка потребитель электрической энергии должен владеть на праве собственности или на ином законном основании энергопринимающим оборудованием, суммарная присоединенная мощность которого равна или превышает 20 МВА и в каждой группе точек поставки составляет не менее 750 кВА.
  4. Кроме того, отдельные количественные требования предъявляются в рамках самого механизма. К участию допускаются потребители с фактической модностью более 5 МВт и минимальным объёмом учитываемой нагрузки на уровне 2 МВт. 
  5. Временной интервал фактического снижения ограничивается 2,4 или 8 часами подряд.
  6. Потребитель должен подтвердить готовность к участию в ЦЗП путём участия в тестировании, расходы на проведение которого ему не оплачиваются. 
  7. ЦЗП срабатывает при коэффициенте востребованности тепловой генерации от 0,7 до 0,9, для минимизации последним эконмических рисков.
  8. Участники ЦЗП должны предоставить обеспечение исполнение обязательств в объёме не менее 25% от стоимости мощности по ЦЗП, например, поручительство поставщика электрической энергии.
  9. Методика конкурентного отбора построено на базе ломанной кривой спроса. Учёт мощности ЦЗП осуществляется путём уменьшения объема спроса на мощность в первой точке спроса на мощность. При этом порядок определения величины спроса на мощность на основе величины прогнозируемого поставки максимального часового потребления электрической энергии и коэффициента резервирования позволяет свести к нулю отрицательны эффект для поставщиков электроэнергии.
  10. Величина мощности, неоплачиваемая участников ЦЗП перераспределяется на других потребителей электроэнергии ценовой зоны, кроме того, часть неоплачиваемой мощности, пропорционально доли участника в объеме спроса в ценовой зоне возвращается участнику ЦЗП.
  11. При нарушении обязательств по ЦЗП участник оплачивает мощность с коэффициентом 1,25.

Но, к сожалению, устранения указанных факторов не означает автоматическое повышение конкуренции как при реализации механизма ЦЗП, так и в целом электроэнергетике. Требуются системные интегральные решения.

integration_0_1.png

В качестве такого решения можно рассмотреть создание Единого интеграционного системного плана (ЕИСП), который бы учитывал в электроэнергетике развитие децентрализованной генерации, возможность применения накопителей энергии, "реагирования спроса" и всеобщей цифровизации с максимальным эффектом для потребителей.

По различным оценкам реализация ЕИСП обладает потенциалом до 22 ГВт только генерирующих мощностей: до 15 ГВт децентрализованной генерации, до 5 ГВт реагирования спроса, до 2 ГВт в сфере энергосбережения и накопителей энергии. Реализация указанного потенциала позволило бы не только закрыть потребность в генерирующих мощностях, снизить расходы потребителей в сетевом строительстве и повысить конкуренцию в электроэнергетике, но и снизить социальную значимость электроснабжения.

Кроме этого ЕИСП придал бы актуальность развитию цифровизации и интеллектуализации в электроэнергетике, так как основным составляющим эффекта реагирования спроса (до 40%) является развитие продвинутого учёта в электроэнергетике.