Поручение и его неисполнение

Это рассуждение не об электроэнергетике, а о таком уже укоренившемся в нашем обществе явлении, как "кризис доверия". Только пример для его иллюстрации будет использован электроэнергетический.

"Кризис доверия" вызван скоростью распространения информации и её объёмом с одной стороны, снижением общего уровня образования (по объективным причинам виной этому является объём и скорость распространения информации) и развитием социальных технологий.

Все сталкивались с ситуацией в социальных сетях, когда правым является не лицо, владеющее объективной информацией, а тот, кто более сноровисто оперирует той информацией, которой он владеет, тем уровнем понимания, которое ему доступно.

Не всегда тот, кто прав побеждает в споре. Бывает, что побеждает тот, у кого больше лайков, прикольнее мемасики и красочнее презентации. Но, такая победа краткосрочная и всегда в долгосрочном срезе имеет эффект тяжёлого отката.

Screenshot_2.png

Пример у меня будет такой, максимально приблежённый к электроэнергетической действительности.

Помните, 14 ноября 2017 года Президент России посетил компанию «Российские сети», где провёл совещание по вопросам развития электроэнергетики, по итогам которого вышло интересное поручение, во исполнение которого Минэнерго России был подготовлен проект постановления Правительства РФ "О проведении конкурентных отборов мощности по реконструкции (техническому перевооружению,модернизации) тепловых электрических станций"

Разбор соответствия этого проекта поручениям послужит прекрасной иллюстрацией описанному мною выше явлению. Поручение полностью.

Screenshot_3.png

 Теперь внимательнее.

0. Проектом произвольно, в нарушение положений ст. 257 ч.2 Налогового кодекса РФ от 05.08.2000 года №117-ФЗ, трактуется термин «модернизация». Согласно Налогового кодекса, «к работам по достройке, дооборудованию, модернизации относятся работы, вызванные изменением технологического или служебного назначения оборудования, здания, сооружения или иного объекта амортизируемых основных средств, повышенными нагрузками и (или) другими новыми качествами».

1. Проект не содержит механизм привлечения инвестиций (подменяется принудительными нерыночными обязательными договорами, ДПМ). Более того, не ведёт к существенному снижению операционных расходов генерации, возлагает капитальные затраты, а также оплату доходности проектов по обновлению ТЭС на плечи потребителей, бизнеса, граждан, социальных и государственных учреждений.

Screenshot_4.png

 2. Проект не соответствует поручению о необходимости обеспечения сдерживания роста тарифов на электроэнергию на уровне не выше инфляции и допускает ежегодное двукратное превышение инфляции в период 2018 – 2022 годов без соответствующей компенсации (сглаживания) темпов роста цен и тарифов в последующие периоды. Разработчики произвольно толкуют указание о непревышении темпов роста цен и тарифов на электроэнергию над уровнем инфляции, относя его действие на период после 2021 года.

 Screenshot_5.png

 3. В проекте отсутствует учёт расходов, связанных с обеспечением модернизации атомной энергетики и развития возобновляемых источников энергии, что влечёт риск превышения темпов роста цен и тарифов над темпами инфляции, в том числе в период после 2021 года.

Screenshot_6.png

 4. Предусмотренное Проектом масштабное изъятие из экономики средств для продления ресурса старых технологий ТЭС препятствует внедрению новых технологий генерации, хранения и передачи энергии, что противоречит положениям послания Президента России Федеральному Собранию.
5. Проект противоречит п.п. в) пункта 15 Указа Президента России «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» от 08.05.2018, предусматривающему развитие централизованных энергосистем, включая модернизацию генерирующих мощностей тепловых, атомных и гидроэлектростанций в соответствии с потребностями социально-экономического развития. 

Об экономических последствиях я размещал информацию ранее.

В принципе, можно продолжать перечислять поручения, протоколы и стратегии, которым не соответствует разработанный проект. Но вопрос в том, что в условиях "кризиса доверия" играть с интерпретацией государственных решений и документов фатально, как для электроэнергетики и экономики (см. ссылку выше), так и для доверия.