Одри Зибельман о реформировании Австралийского оптового рынка или почему иногда полезно выходить из своего болота

Одри Зибельман один из авторов New York’s Reforming the Energy Vision (REV) в качестве председателя New York Public Service Commission 20 марта 2017 года возглавила Australian Energy Market Operator (AEMO).

В этом перемещении интересно не только то, как менеджер преодалевает географические просторы между довольно сильно различающимися энергетическими ранками, но и то, какие преобразования ожидают рынок электроэнергии Австралии в результате.

В конце концов, очень интересно на сколько сильно наш матрёшечный (хотел написать наперсточный) рынок отличается от мировых рынков не только по модели, но и по идеям и личностям их продвигающих. Хотя каких-то радикальных идей ожидать не приходится, важна, именно, их реализация и методы продвижения в массы.

a.-zibelman-web.jpg

Итак, она дала интервью радио ABC.

Ниже небольшой разбор.

Одри Зибельман в качестве инструмента срезания суперпиков в энергосистеме Австралии предлагает использовать крышные солнечные система и хранение энергии.

Повышать эффективность энергетических сетей: а именно сделать их умнее, быстрее, надежнее и главное ДЕШЕВЛЕ предлагается за счёт развития распределённой энергетики.

"Мы можем сделать систему более эффективной с помощью передовых технологий: крышной солнечной энергетики, хранения энергии и умного программного обеспечения и, получить систему, у которой не будет суперпиков, как сейчас” - заявила она.

По её мнению ключевым фактором в том, чтобы создать условия для того, чтобы крышные солнечные системы домохозяйств и хранение энергии помогли развитию энергосистемы, является создание финансовых стимулов.

"А что, если кто-то сдлел ставку на использование аккумуляторов и на крышые солнечные системы, и он готов помочь управлять энергосистеме, получая за это деньги ... а не платить за то, чтобы построили новый генератор, на всякий случай", говорит она.

В качестве примера она приводит Нью-Йорк, который после урагана Сэнди пересмотрел отношение к распределённой энергетике и использовал её развитие в качестве инструмента повыщения безопасности и надежности, а также снижения затрат.

В Бруклине, например, солнечные электростанции на основе микрогрид – с аккумуляторами и термостатами – были построены, чтобы избежать строительства крупных и дорогих новых подстанций и позволили сэкономить миллионы долларов.

Коммунальщики (так называют энергетические компании) искали способ замещения спроса в 100 МВт и придумали несколько инновационных решений.

"Теперь у нас есть микросети солнечной энергетики и хранения энергии, включая некоторые районы с низким уровнем благосостояния жителей, то есть крышные солнечные системы и хранение энергии это не только для богатых людей”.

Целесообразность в подобного рода преобразованиях для энергосистемы Австралии стало явным после блэкаута в Южной Австралии в сентябре прошлого года.

Раньше, по словам Одри Зибельман, было новостью, если о подобных преобразованиях говорили представители пары исследовательских институтов. Теперь же об этом говорят даже крупные ритейлеры и многие независимые эксперты.

Интересный момент в её мнению в том, что она считает, что необходимый технологический избыток генерирующей мощности можно заместить развитием электрических сетей нового поколения.

“Когда мы, до недавнего времени, строили сети мы делали ставку на то, что это наиболее эффективный способ, чтобы централизованно управлять предложением угольных и газовых электростанций, так как спрос не реагирует на цены".

“Из-за того, что электричество не хранится, строили электростанции, на всякий случай, если будет жаркий день”.

Формировавшиеся пики потребления, сопровождались резким ростом цен на электроэнергию, когда эти резервные электростанции были включены. Этот принцип лежал в основе бизнес-модели собственников генерации на ископаемом топливе, так как формировал для них прибыль.

Около одной трети их годового дохода приходилось всего за 30 часов пиковых поставок. И генераторы использовали потребность в них, чтобы сформировать более высокие цены на более длительный период.

"Роль AEMO предельно ясна, обеспечить энергетическую безопасность для всех австралийцев".

"Наша задача не в формировании прибыли для поставщиков. Мы ориентированы на то, чтобы было лучше для потребителей”.

Зибельман описывает необходимость в преобразованиях с точки зрения “экономического здравого смысла" – люди ставят солнечные системы на крыше, потому что это имеет экономический смысл для них, это не вопрос политики, а вопрос экономического здравого смысла.

"Мы видим, что стоимость ВИЭ и стоимость хранения продолжает снижаться...она становится не просто экологическим, но и экономический выбором".

Не стоит противиться поведению субъектов экономической деятельности, если в своих решениях они руководствуются логикой экономического здравого смысла. Если они считают, что для них использование распределённой энергетики выгодно и более эффективно, то роль регулятора заключается в создании режима наибольшего благоприятствования для них и их функционирования с извлечением максимального общесистемного эффекта, а не в противодействии.